Комплекс Хазрет Имам (XV век)

Комплекс Хазрет Имам (XV век). Дает более полную картину о сложившихся архитектурных формах средневекового Ташкента. Ансамбль сложился на могиле одного из первых имамов Ташкента, известного ученого, знатока Корана и хадисов Хазрети Имама (полное его имя - Абубекр Мухаммад Каффаль Шаши). По имени шейха вся местность в этой части старого города получила название Хазрети Имам. МАВЗОЛЕЙ ХАЗРАТИ ИМАМА Седьмой век нашей эры ознаменовался в истории человечества веком арабских нашествий и распространением Ислама в мире. Вдохновлённый крупными победами 

арабский халифат периодически вторгался и в Византийскую Империю.  Арабо-византийские воины бушевали не только на полях сражений, но и на дипломатических полях. Именно для этой цели арабским халифам нужен был опытный, интеллигентный дипломат, искусно владеющий несколькими языками и умеющий тонко и остро подметить слабости врага. Так при дворе арабских халифов – Аббасидов – появился Абу Бакр аш-Шоший.
Полное имя этого человека было Абу Бакр ибн Али Исмоил Каффаль аш-Шоший. Родился он в 903 году в Ташкенте, в семье изготовителя замков. Отсюда его прозвище «каффаль» - «замочник». Юный Абу Бакр, не желая становиться простым ремесленником, отправляется изучать фикх (нормативно-правовая часть шариата), а вместе с ним и другие науки, сначала в медресе Ташкента, Самарканда, Хорасана, а затем и в столицу арабского халифата и центр науки мусульманского мира – Багдад, где он и проводит большую часть своей жизни.
Будучи дипломатом при дворе халифа, Абу Бакр Каффаль Шаший вовсе не являлся лицом духовным. Он был поэтом, ученым и дипломатом. Сохранились документы, которые он составлял для переписки с Византийским императором. Его колкие и остроумные слова в адрес императора Никифора II очень нравились правителям халифата, поэтому в Багдаде он был знаменит как «Великий Ташкентец» - «Шоший Аль Кабир».
Известен случай, когда византийский император Никифор II велел написать злобное письмо халифу в стихотворной форме, на что Шоший Аль Кабир ответил ему остроумной поэмой из 74 строк, написанной таким же метром, строфой и рифмой, какой был у Никифора II. (Интересно отметить, что спустя 7 веков подобная переписка состоится между запорожскими казаками и турецким султаном, которую художник Илья Репин искусно отразит на своём знаменитом полотне).
Кроме стихов известны также труды по философии («Красота диалектики») и исламскому праву («Махасину Шариат»), написанные Аль Кабиром, и по сей день пользующиеся большим успехом.
В конце жизни знаменитый ташкентец с почётом возвращается на Родину. Но спокойно встретить благородную старость в родном Шаше ему не позволяют участившиеся набеги тюрков-караханидов на восточные территории арабского халифата. Положение усугубляло и то, что племена Караханидов не были мусульманами. Аль Кабиру вновь приходится проявить своё дипломатическое мастерство и убедить правителей Караханидов принять Ислам и склонить их к мирному правлению. В связи с этим городская элита именует его «Хазрати Имом» («Святой Имам») и Святым Покровителем Ташкента.